Дорожающий металл утянул производителя серебра на дно. Турция в 2018 году импортировала золота на $8,5 млрд
Дорожающий металл утянул производителя серебра на дно. Турция в 2018 году импортировала золота на $8,5 млрд
10 месяцев назад 275 Jean Luis Arce / Reuters

Рост цен на драгоценные металлы не принес выгоды одноименному руднику мексиканской компании Fresnillo, который является одним из немногих производителей чистого серебра. Как сообщает Bloomberg, компания понесла серьезные потери.

По итогам первого полугодия, прибыль Fresnillo рухнула на 69 процентов. Акции обвалились на 10 процентов. Больше половины выручки (52 процента) компания получила от золота, около трети — от серебра, а остальное — от побочных продуктов, например, цинка и свинца. Глава компании Октавио Альвидрес полагает, что во втором полугодии дела пойдут лучше за счет роста цен и сокращения расходов.

Также Альвидрес не исключил, что в следующем году производство серебра будет снижено. По его оценкам, ситуация стабилизируется к 2021 году. Говоря о золоте, Альвидрес сообщил, что увеличение добычи на ключевом руднике — Herradura — не сможет компенсировать снижение на другом — Noche Buena.

Цены на драгметаллы взлетели на фоне растущей напряженности в мировой торговле и связанных с этим рисков, а также в ожидании решения ФРС по процентной ставке. В поисках активов-убежищ инвесторы обратили внимание на золото. Вложения в драгоценный металл оказались выгоднее покупки американских госбумаг. В конце июня цены на золото увеличились до максимума за последние шесть лет (1453 доллара за унцию), серебро с мая подросло на 15 процентов, сейчас унция стоит 16,5 доллара.

Турция в 2018 году импортировала золота на $8,5 млрд

В Министерстве энергетики и природных ресурсов Турецкой Республики сообщили, что в 2018 году Турция импортировала золота на 8,5 млрд долларов.

В заявлении ведомства, в частности, подчеркивается: «Турция обладает потенциалом, который позволяет ей добывать 77 из 90 получаемых в мире металлов в товарных количествах. Несмотря на это, доля горнодобывающей промышленности Турции составляет лишь 1% от ее ВВП, хотя в таких странах, как США, Канада и Австралия, этот показатель может превышать 10%».

По сообщению турецкого новостного агентства Anadolu Ajansı, в Минэнерго Турции также сделали комментарий относительно недавно открытого месторождения золота, указав, что оно расположено не в горах Каздаг, а на холмах Киразлы Балабан примерно в 40 километрах от них, и появившаяся дезинформация обесценивает труд многих тысяч старателей, занятых в данном секторе производства.

В министерстве особо отметили, что распространенные среди старателей методы кустарного использования цианида при добыче и промывке минералов являются вредоносными, и подчеркнули, что на стадии вычленения золота из добытой породы все работы необходимо осуществлять на закрытых объектах, соответствующим национальным и международным критериям.

Иран объявил войну нефтяной игле

Реформы с целью свести бюджетную зависимость Ирана от нефти к нулю начинают иранские власти, сообщает Mehr.

По словам Мохаммада Бакера Нобахта, главы иранской Организации бюджетного планирования, к этому вынуждают американские санкции. Иранские власти разрабатывают новый законопроект по бюджету на следующий год — с марта 2020 по март 2021 г.

В этом году поступления от нефти составили почти треть. Но из-за американских санкций не удалось продать столько нефти, сколько планировалось — только 800 тысяч баррелей в сутки.

Напомним, в 2018 г. ежесуточный объём экспорта нефти Ираном составил 2,6 млн баррелей.

Поезд Тегеран-Анкара меняет геополитику региона

Итак, перезапуск пассажирских железнодорожных перевозок по маршруту Тегеран-Анкара, о необходимости которого так долго говорили официальные представители двух стран, наконец, состоялся. Первые двести пассажиров пробного рейса прибыли 8 августа, в восточную часть турецкой провинции Ван — спустя 21 час после того, как состав отошел от перрона в Тегеране. По пути поезд останавливался в иранском Тебризе.

Чтобы лучше понять значение произошедшего, нужно напомнить, что пассажирское железнодорожное сообщение между столицами двух стран было прервано в 2015 году. Причина — «рельсовая война» и нападения на составы, регулярно совершавшиеся членами боевого крыла Рабочей партии Курдистана, с одинаковым энтузиазмом воюющими, как против Анкары, так и против Тегерана. Хотя, четыре года назад и этот маршрут, и сам этот поезд были очень популярны среди путешественников.

Кстати, несмотря на санкции США, поток туристов между Ираном и Турцией, только за минувший год, составил примерно два с половиной миллиона человек. Иран и Турция стремятся добиться товарооборота на уровне 30 млрд. долларов. Данный поезд будет способствовать увеличению челночной торговли, а с учетом того, что вскоре будет налажено и грузовое железнодорожное сообщение по этому маршруту, то декларируемый странами уровень двухсторонней торговли выглядит вполне реальным и достижимым. Ну а это, в свою очередь, говорит о провале экономической блокады Ирана со стороны США.

Регулярное железнодорожное сообщения между Ираном и Турцией, помимо прочего — это еще и практически готовое звено для китайской инициативы «Один пояс — один путь». Иран и Турция укрепляют свое стратегическое положение на пересечении транспортных коридоров Север-Юг и Восток-Запад, прекрасно друг друга дополняющих. Грузы из азиатской части России при открытии МТК «Север-Юг» станет удобнее доставлять в Турцию по железной дороге, минуя неспокойные республики Закавказья, пляшущие под дудку США.

Запуск поезда Тегеран — Анкара означает, что американо-израильский проект по созданию независимого Курдистана, а в реальности, создания своего анклава на стыке Ирана, Ирака, Турции и Сирии претерпели полное фиаско. Иранцам и туркам, видимо, удалось установить эффективные и долгосрочные связи с прилегающими курдскими регионами, которые гарантируют безопасность железнодорожного сообщения.

Но запуск поезда Тегеран — Анкара означает и другое. Во-первых, произойдет существенная переориентация грузопотока по будущему МТК «Север-Юг» с российских и европейских направлений на Иран и Турцию. Это приведет к новой волне экономической и политической экспансии Китая, Индии, Пакистана и многих стран азиатско-тихоокеанского региона. Серьезные финансовые вливания в экономику и инфраструктуры Ирана и Турции, в скором времени способны превратить их в мощных игроков региона, обладающих ключевыми транспортно-логистическим потенциалом.

Во-вторых, новые коммуникационные возможности приведут к новым интеграционным процессам конкретно между этими двумя государствами. Это обстоятельство позволить им — без оглядки на Запад и Россию — решать исходя из своих собственных интересов не только серьезные энергетические, транспортно-логистические вопросы, но и активно участвовать в решении важнейших геополитических вопросов региона, оставляя в них за собой последнее слово.

В-третьих, этот проект означает, что в весьма недалекой перспективе Турция и Иран, будут более активно претендовать на лидерство в регионе, так как Европа и Россия при решении многих важнейших вопросов в очень серьезной степени будут зависит от позиции Анкары и Тегерана.

МТК «Север-Юг» — это глобальный проект, самым эффективным образом поддерживающий и продвигающий геополитические амбиции России. С учетом ожидаемых геополитических процессов, которые вызваны в том числе и недостроенностью МТК «Север-Юг», витает в воздухе вполне логичный вопрос, а насколько чиновники РЖД были правы и национальные интересы государства ставили выше корпоративных, когда в 2016 году, вместо финансирования недостроенной части МТК «Север-Юг» (участок Решт – Астара, всего 170 км), решили инвестировать за счет государственного экспортного кредита в 1,2 млрд. долларов в не очень-то понятный, с точки зрения российских интересов, проекта по электрификации иранской железной дороги Гармсар — Инче Бурун?

Раджаб Сафаров. Директор Центра изучения современного Ирана.

0 комментариев
Архив